Генерал "Буран"

Челябинская область

          Выполняя просьбу Общественной организации ветеранов городского округа Королев Московской области, председатель Челябинского отделения РКО Антон Владимирович Бессоновпригласил журналиста Ura.ruАндрея Гусельникова посетить село Тюбук в Челябинской области – родину В.Е. Гудилина. Эта поездка состоялась 6 апреля 2018 года, в преддверии 80-ти летнего юбилея знаменитого южноуральца.

          Сегодня, когда снята завеса секретности, мы имеем возможность оценить вклад Владимира Евгеньевича Гудилина, который в 70-х годах принял непосредственное участие в подготовке и выводе в космос группировки специальных военных спутников, использующих энергию ядерных мини-реакторов. Другое его достижение - запуск в космос ракетной системы «Энергия», которая вывела на орбиту уникальный космический корабль «Буран».

Морские офицеры в песках Казахстана

           Владимир Гудилин родился в 1938 году, его детство и юность прошли в селе Тюбук на Южном Урале. После 7 лет обучения в сельской школе, он, стремясь к знаниям, поехал продолжать учиться в город Касли и после окончания средней школы поступил в высшее военно-морское инженерное училище имени Дзержинского, в городе Ленинграде, где учился на особо секретном факультете ядерных энергетических установок для флота. После окончания училища, в 1960 году он начал служить на Северном флоте, на совершенно новых типах подводных лодок – атомоходах.

Володя Гудилин — молодой морской офицер. Фото предоставлено В.Ясюкевичем из семейного архива Гудилиных

           В 1966 году, решением командования, Гудилин был направлен на полигон Байконур, где строилась сверхсекретная инфрастуктура по запуску военных спутников с ядерными мини-реакторами (одна из этих систем получила название «Легенда»). Любому спутнику для функционирования требуется электропитание - как правило, у мирных спутников это большие «паруса» солнечных батарей, но военному спутнику они не приемлемы, так как он должен быть максимально незаметным, надежно работать как на свету, так и в тени и, кроме того, иметь определенную боевую стойкость от возможного воздействия противника. Поскольку для работы орбитальной радиолокационной станции требовалась значительная электрическая мощность, то ядерные мини-реакторы были тогда единственно возможным решением.

          Система целеуказания «Легенда» создавалась для слежения за американскими авианосцами, на которых размещались боевые самолеты способные нести ядерное оружие и в случае военного конфликта, имевшие боевую задачу по нанесению ракетно-бомбовых ударов, как по советскому военному флоту, так и по территории СССР. Авианосные группы США постоянно перемещались по Мировому океану, что требовало всегда иметь точные координаты их нахождения в любой момент времени.МКРЦ «Легенда» кардинальным образом изменила ситуацию с оперативной морской разведкой.

           "В этой системе создавались атомные крейсеры «Киров», «Дрозд» и ряд других, которые имели на вооружении до 20 пусковых установок «Базальт» и которые следовали на дистанции ракетного удара за авианосными соединениями американцев, - рассказывал в одном из интервью Владимир Гудилин - Это доставляло им большие неприятности. Мы тогда владели мировым океаном, и американцы нас боялись, потому что мы могли нанести удар в течение считанных если не секунд, то минут".

Однако, развернутая космическая система спутников целеуказания таила в себе опасность и другого рода, так 24 января 1978 года, советский спутник «Космос-954» с ядерной энергетической установкой БЭС-5 на борту, потеряв управление, упал на территории Канады, вызвав радиоактивное заражение ее Северо-Западных территорий. Поиски его фрагментов велись на территории в 100 тыс. км2.

          «Всего было найдено около 100 фрагментов в виде стержней, дисков, трубок и более мелких деталей, радиоактивность которых была от нескольких миллирентген/час до 200 рентген/час, общей массой 65 кг», - сообщается в Википедии.

          США и Канада заявили, что потратили на эту операцию порядка 14 миллионов долларов. СССР был вынужден заплатить Канаде компенсацию (предположительно - от 3 до 7,5 млн. долларов) и приостановить на три года запуски этих спутников. После этого система радиационной безопасности спутников была усовершенствована: отработавшие ТВЭЛы (топливные стержни) ядерных реакторов стали иметь конструктивную возможность, в случае аварии или нештатной ситуации, принудительно выбрасываться из спутника специальной газовым исполнительным механизмом и таким образом не попадать на Землю.

           Информации о функционировании таких систем в настоящее время в открытых источниках нет.

 «Эта информация закрытого характера, но понятно, что никто не стал бы по «указке» из-за рубежа или из-за неудачи сворачивать эти работы. Систему доработали, появились системы «Топаз», Топаз-2», - говорит член экспертного совета Русского Космического Общества, председатель секции истории авиации и космонавтики Санкт-Петербургского филиала Института истории естествознания и техники Российской академии наук, член экспертного совета Русского космического общества Виталий Лебедев.

В.Е. Гудилин : «К полетам на Луну и Марс мы были ближе, чем сейчас»

           Другая огромная историческая заслуга Гудилина, ставящая его в один ряд с первооткрывателями космоса и конструкторами ракет – руководство испытаниями системы «Энергия - Буран»: мощнейшая ракета свехтяжелого класса «Энергия» стартовым весом около 2400 тонн, была способна выводить в космос объекты весом более чем 100 тонн. Одним из вариантов полезной нагрузки был орбитальный самолет «Буран», который мог выполнять на орбите широкий круг задач и возвращался на Землю. Всего было два пуска «Энергии»: первый, 15 мая 1987 года, с экспериментальной нагрузкой : спутником «Полюс», второй 15 ноября 1988 года, с космическим многоразовым кораблем «Буран», который облетев дважды Землю успешно приземлился в автоматическом режиме.

«Во время приземления произошел такой случай : система управления «Бураном» находящимся в полностью автоматическом полете, на высоте около 11 км., получив от наземной станции информацию об особенностях погодных условий в месте посадки, неожиданно для всех совершил резкий маневр и самостоятельно принял решение уйти на второй круг и затем с идеальной точностью приземлился на специально построенную, 4,5 километровую, взлетно-посадочную полосу полигона Байконур.

           Вот настолько совершенны были системы автоматического управления полетом и посадкой! Сейчас, можно только мечтать о том, какие мы могли бы уже в 80-е годы иметь потенциальные возможности, например, для создания систем автоматического управления грузовым и пассажирским автотранспортом и не только им».

           Сегодня о пусках «Энергии» и «Бурана» можно прочитать в любых справочниках по космонавтике – но тогда, в 80-е годы, это был секретный проект Советского Союза. «О нем тогда говорили шепотом, «Буран» писали во всех документах только прописью ручкой - тема была «совсекретная», - вспоминал потом Гудилин.


Пуск системы «Энергия — Буран» Фото: Андрей Гусельников © URA.RU

           Это объяснялось тем, что «Буран» имел в первую очередь военное назначение. «Конструктивные решения были направлены на то, чтобы нести боевое оружие - оно разрабатывалось для «Бурана» отдельно, - рассказывал генерал. - Рассматривались средства, которые решали задачу нанесения ударов по командным пунктам, политическим, экономическим центрам из космоса с использованием «Бурана», который нес средства класса «космос - земля».

           Одна из особенностей «Бурана» была в том, что в его большом грузовом отсеке могли быть размещены несколько маленьких космических истребителей. «Буран» планировалось использовать как средство выведения на орбиту до четырех военных аппаратов системы «Бор», которые, по приказу, должны были оперативно нанести урон группировке спутников потенциального противника и самостоятельно вернуться обратно на Землю. В СССР был создан специальный отряд летчиков-космонавтов, которые тренировались как для полетов на «Буране», так и на полетах на космических истребителях.

            Боевая направленность проекта «Энергия - Буран» объяснялась в первую очередь соперничеством СССР и США в военной сфере («гонкой вооружений»): по сути, это была наш ответ американским «шаттлам». По программе «Спейс шаттл» за 30 лет состоялись всего 135 запусков «челноков» («Колумбия», «Челленджер», «Дискавери», «Атлантис» и «Эндевор») и случились две трагические катастрофы, унесшие жизни 14 астронавтов (двух экипажей по 7 человек). США свернули этот проект в 2011 году.

            Советская космическая система «Энергия - Буран» имела ряд других принципиальных преимуществ над американскими «шаттлами». «У них маршевые двигатели стояли в самом орбитальном самолете, куда из большого сигарообразного бака поступало топливо. Если сам «шатлл» убрать, то вся система лишается двигателей. В СССР была создана гораздо более универсальная многоразовая транспортная космическая система : «Энергия» могла вытащить в космос хоть «Буран», хоть любой другой полезный груз очень большого размера и веса : орбитальную станцию, телескоп, а в будущем межпланетные космические буксиры и пилотируемые корабли для полетов к Луне и Марсу. Еще одно важное отличие: американские «шаттлы» не могли садиться в автоматическом режиме (беспилотных полетов у них не было вообще), а наш « Буран» летал полностью на автоматике.

           Следующим шагом этой программы, должны были стать пилотируемые полеты, но началась перестройка и дорогостоящий проект свернули. Из пяти самолетов проекта первый («Буран») после распада СССР стал принадлежать Казахстану и был полностью уничтожен при обрушении ангара на площадке №112 космодрома Байконур. Второй самолет «Буран»», который должен был совершить второй автономный полёт со стыковкой с пилотируемой станцией «Мир», находится на Байконуре и также принадлежит Казахстану. Строительство трех остальных орбитальных самолета было лишь начато, и потом они были разобраны.

Неудобный генерал

           Гудилина, который возглавлял проект «Энергия - Буран», в 1989 году перевели в 50-й Центральный НИИ Министерства обороны, где вскоре отправили в отставку. Уже на пенсии он еще несколько лет проработал в РКК «Энергия» главным технологом и советником руководителя, работая по теме комплекса морского базирования «Морской старт» (судьба этого проекта сложилась непросто, но после всех перипетий он стал российским; ожидается, что с плавучей платформы "Одиссей" в Тихом океане в ближайшие 15 лет будет сделано 70 запусков).

            В последние годы жизни Гудилин вел активную общественную работу: давал интервью, выступал на конференциях, проводил «Гудилинские чтения». Но не все и не всегда были этому рады: Владимир Евгеньевич всегда был «неудобным» человеком - не стеснялся высказывать свое мнение, невзирая на чины и звания. Он открыто критиковал состояние дел в российской космонавтике, ставя, например, под сомнение необходимость строительства космодрома «Восточный».

             «У нас сегодня настолько мало пусков, что нам достаточно Плесецка и Байконура. Строительство космодрома нас не продвинуло никуда, а оставило на уровне 60-летней давности. Он ничего не внес нового: ни в технологии,ни в развитие промышленности. Это не работа, это даже не повторение - это худший вариант: сделать абы что, «На тебе Боже, что нам не гоже!», - заявил он однажды. - Байконур сегодня превратился в пускающую организацию. [Раньше] были целевые задачи: обеспечить страну связью, телевидением, министерств обороны - разведкой, закрытой связью, боевыми системы, противоспутниковыми, создать новые ракеты. Была целевая задача: космос должен служить народу, а в военном плане - укреплять обороноспособность страны. Сегодня эта задача снята. У нас даже доктрины нет! Вот и появились пусковые «услуги».

             И, разумеется, генерал Гудилин сожалел о закрытии проекта его жизни.

«То, что мы не сохранили «Энергию» - это наша беда, - говорил он в одном из последних интервью. - Как космическая держава мы можем претендовать на четвертое место, а то и на пятое - скоро уйдем. При наличии «Бурана» мы могли бы иметь сегодня мощные системы под названием «ударно-разведывательные комплексы космического базирования», которые могли решить задачи нанесения удара из космоса по вероятному противнику. При наличии «Энергии» мы были ближе к полетам на Луну и Марс, чем когда-либо в последующие 50, а то и 100 лет. Сегодня все эти разговоры лишены смысла из-за отсутствия средств доставки экипажей и грузов на планеты Солнечной системы».


Сохранить память.

            Село Тюбук находится недалеко от границы Свердловской и Челябинской областей. Его название знакомо многим водителям: здесь на автомобильной трассе Екатеринбург- Челябинск, возле поворота на Касли-Кыштым-Миасс, находится так называемая «Тюбукская шашлычка», или «Пятак» - где ряды придорожных кафе расположились по обе стороны автотрассы. Часть населения села Тюбук трудится в этих кафе, имеющих заокеанские названия в стиле «Pepsi», однако удивительно, что до сих пор ни одно заведение не взяло себе звучное название «Буран», «Энергия» или «Байконур» и не оформило свое кафе в космическом стиле с составлением оригинального космического меню для клиентов. А ведь это может первым шагом к весьма интересному туристическому бренду для этих мест.        

           Парадоксально, но в самом Тюбуке о прославленном земляке мало кто помнит. Возле сельской школы мы опросили нескольких ребят среднего и старшего возраста - кто такой Гудилин, не знает ни один. «Вы не удивляйтесь: если пойти поспрашивать по Тюбуку - результат будет тот же, - говорит руководитель школьного музея Светлана Плодухина. - О Гудилине детям только я и могу рассказать - неделю назад провела первый урок о космонавтике в 5-м классе. Если бы меня саму вы год назад спросили о Гудилине - я тоже смотрела бы на Вас с широко распахнутыми глазами».

Светлана Плодухина и ее будущая экспозиция о Гудилине. Фото: Андрей Гусельников © URA.RU

            В этом учебному году Светлана Александровна взялась приводить в порядок небольшой школьный музей - тогда и узнала о выдающемся земляке. Стала изучать интернет, вычитала про систему «Энергию - Буран» и поразилась. «Когда я увидела этот ролик, как он («Буран») приземляется, что наши это смогли, сумели - у меня аж слезы побежали: настолько это впечатлило, - признается руководитель школьного музея. Она решила ко Дню космонавтики, 12 апреля, создать в музее экспозицию, посвященную В.Е. Гудилину. Но столкнулась с тем, что информации о нем крайне мало: в книге о выдающихся земляках о нем - лишь пара «сухих» абзацев, ничего не говорящих непосвященному человеку.

           Но визит председателя Челябинского отделения «Русского космического общества» Антона Владимировича Бессонова вселил надежду на изменение этого положения. В ходе встречи 6 апреля 2018 года, он заявил, что лично будет заниматься поиском и передачей в школьный музей всех доступных ему сведений о биографии Владимира Евгеньевича, к тому же он поддерживает активный контакт с общественной ветеранской организациейг. Королев, Московской области,где в последние годы и жил Гудилин.

           К счастью, в селе еще есть несколько человек, которые знали его лично и помнят о Гудилине. Жива его одноклассница, а ныне заслуженный школьный учитель - Алевтина Ивановна Зырянова, которая с первого по восьмой класс училась с будущим генералом в одном классе и сидела с ним за одной партой. «Мы с ним друзья были хорошие, но все время дрались», - вспоминает она. По словам женщины, Вова Гудилин учился очень хорошо и был очень правильным - даже чересчур.

 «Он любил всем делать замечания, если кто то, что-нибудь не так сделает. Ну и ему, конечно, тоже попадало», - говорит она с теплой улыбкой.

Фото класса из личного архива Алевтины Зыряновой. В верхнем ряду отмечен Владимир Гудилин, в нижнем — Алевтина Зырянова

            В юности их пути разошлись - он уехал учиться в Ленинград, она - в Новосибирск. «Последний раз я его видела, когда уже он в мореходке учился - приезжал сюда в морской форме. Тут у него тетя с дядей жили - отец-то в Чебаркуль уехал! - вспоминает Алевтина Ивановна. - А последний раз он приходил, когда я уже замуж вышла и в Новосибирск уехала. Он пришел, с моим отцом разговаривал - отец мне потом писал об этом. Несколько лет назад мы должны были с ним встретиться в Челябинске, когда собирали знаменитых людей Челябинской области. Но он не приехал - болел уже. Так мы и не встретились…» (В.Е. Гудилин ушел из жизни на 78-ом году, 29 октября 2015 года).

             После визита в Тюбук председателя Челябинского отделения Русского космического общества, Антона Владимировича Бессонова, в администрации села заговорили о том, чтобы как-то увековечить память выдающегося земляка. «Мы хотели сделать стелу, посвященную всем знаменитых жителям Тюбука, но все остановилось на разговорах, - сетует глава сельской управы Владимир Ситников. - Желание есть, порывы были, но до конца дело не довели: Так и смогли собраться, чтобы решить, что и как делать. Поэтому я хочу для начала хотя бы повесить в школе мемориальную доску, посвященную Гудилину - сейчас занимаюсь этим вопросом».

             Материал написан на основе статьи журналиста Ura.ru А. Гусельникова, личных впечатлений и материалов А.В. Бессонова, председателя Челябинского отделения РКО.

.