О малоизвестном первопроходце космонавтики

Научно-образовательная и просветительская газета "Природа-Общество-Человек: ноосферное устойчивое ра

В истории науки есть много людей с захватывающими биографиями: Леонардо да Винчи, Франклин, Галуа, Араго... Но вряд ли найдется в истории космонавтики человек, жизнь которого была бы так загадочна и содержала бы так много неясных мест, как жизнь человека, вошедшего в науку под именем Юрия Васильевича Кондратюка. Достаточно сказать, что половину из своей известной жизни он прожил под чужими именем и фамилией, и до сих пор неизвестно, где и как он закончил свои дни на земле. Его настоящее имя - Александр Игнатьевич Шаргей.

А.И.Шаргей родился 1897 г. в Полтаве. Мать Людмила Львовна Шаргей (в девичестве Шлиппенбах) вскоре после рождения Саши тяжело заболела и была помещена в приют для душевнобольных, где и скончалась около 1910 г. Отец Игнатий Бенедиктович Шаргей играл в воспитании сына лишь эпизодическую роль. Вскоре после рождения мальчика он покинул семью, учился в Киевском и Петербургском университетах, в Германии в Дармштадской Высшей школе технических наук. Человек яркий, одаренный, он так и не смог преуспеть в жизни. В Петербурге Игнатий Шаргей вступил в гражданский брак с Еленой Петровной Гиберман. В 1910 г. он умер от «гнилостного заражения крови».

Маленький Саша воспитывался в семье двоюродной бабушки Екатерины Кирилловны и деда Акима Никитича Даценко. В силу сложившихся жизненных обстоятельств именно они, дед с бабкой, стали его воспитателями и настоящими родителями. Детские и юношеские годы будущего ученого прошли в атмосфере украинского патриархального быта.
В 1910-1916 гг. Александр учился во Второй полтавской мужской гимназии и окончил ее с серебряной медалью. Уже в старших классах гимназии он увлекся проблемой межпланетных перелетов, а через несколько лет закончил рукописную работу, посвященную этим вопросам: «Тем, кто будет читать, чтобы строить» (1918-1919 гг.). В этой работе, независимо от Циолковского, оригинальным методом вывел основное уравнение движения ракеты, привел схему и описание четырехступенчатой ракеты на кислородно-водородном топливе, камеры сгорания двигателя с шахматным и другим расположением форсунок окислителя и горючего, параболоидального сопла и многого другого.

Им было предложено:

- использовать сопротивление атмосферы для торможения ракеты при спуске с целью экономии топлива;

- при полетах к другим планетам выводить корабль на орбиту его искусственного спутника, а для посадки на них человека и возвращения на корабль применить небольшой взлетно-посадочный корабль (предложение реализовано NASA в лунной программе «Apollo»);

- использовать гравитационное поле встречных небесных тел для доразгона или торможения космического аппарата при полете в Солнечной системе (пертурбационный маневр).

В этой же работе рассматривалась возможность использования солнечной энергии для питания бортовых систем космических аппаратов, а также возможность размещения на околоземной орбите больших зеркал для освещения поверхности Земли.

В 1916 г. А.Шаргей поступил на механическое отделение Петроградского политехнического института (ныне Санкт-Петербургский государственный технический университет), но уже в ноябре того же года был призван в армию и зачислен в школу прапорщиков при одном из петербургских юнкерских училищ.

До демобилизации в марте 1918 г. воевал на турецком фронте. После Октябрьской революции, как офицер царской армии, был мобилизован в белую армию, но дезертировал из нее. В конце 1919 г. был вновь мобилизован. Чтобы не воевать в Белой армии он по пути из Киева в Одессу бежал из воинского эшелона, лишившись при этом всех документов.
Когда большевики прочно обосновались у власти, Александр Шаргей понял, чем грозит ему прошлое царского офицера. И в связи с этим в течение некоторого времени вынужден был жить у знакомых на полулегальном положении.

15 августа 1921 г. его мачеха Елена Петровна Гиберман, которая очень любила и уважала пасынка, раздобыла документы Георгия (в православном произношении – Юрия) Васильевича Кондратюка – студента, скоропостижно скончавшегося от туберкулеза легких, который был на три года младше Александра. С этого момента ученый был неподвластен своей дальнейшей судьбе (вряд ли он остался бы жив, если бы ГПУ знала его истинную биографию).


С 1921 по 1927 гг. новоиспеченный Кондратюк работал на Южной Украине, на Кубани и Северном Кавказе, начиная со смазчика и прицепщика вагонов и кончая механиком на элеваторе. В 1927 г. Кондратюка пригласили в Новосибирск для работы в «Хлебопродукте», где ему пришлось участвовать в строительстве и усовершенствовании элеваторов (именно тогда он построил без единого гвоздя знаменитый элеватор «Мастодонт» – зернохранилище на 10000 тонн).

В 1929 г. он издал в Новосибирске на собственные средства тиражом 2000 экземпляров книгу «Завоевание межпланетных пространств», в которой была определена последовательность первых этапов освоения космического пространства. Более подробно рассматривались вопросы, поднятые в его ранней работе «Тем, кто будет читать, чтобы строить». В частности, в книге было предложено использовать для снабжения спутников на околоземной орбите ракетно-артиллерийские системы (в настоящее время это предложение реализовано в виде транспортной системы «Прогресс»). Кроме того в работе были исследованы вопросы тепловой защиты космических аппаратов в атмосфере. Любопытен тот факт, что в предисловии к книге Кондратюк написал, что предложенные им технические решения могут быть реализованы уже на достигнутом уровне развития техники, особенно американцами. Но пришлось ждать еще несколько десятилетий, чтобы все предложения постепенно нашли свое применение в ракетостроении и космонавтике в СССР и США.
В связи с тем, что книга «Завоевание межпланетных пространств» была опубликована вдали от Москвы очень маленьким тиражом, она не смогла получить широкую мировую известность и оказать существенное влияние на развитие реальных образцов ракетной техники и практической космонавтики. И хотя в 1947 г. она была опубликована повторно уже издательством «Оборонгиз», она так и не получила широкой известности. В настоящее время ее можно рассматривать только в историческом аспекте.
Жизнь заставила Ю.В.Кондратюка заниматься вопросами, не относящимися к освоению космического пространства, хотя как он сам писал, все, чем он занимался помимо космоса, было лишь способом заработать денег для дальнейших исследований в области выхода во внеземное пространство.

30 июля 1930 г. Ю.В.Кондратюк вместе с несколькими другими сотрудниками «Хлебопродукта» был арестован по обвинению во вредительстве. Одним из пунктов обвинения было то, что он строил «Мастодонт» не только без чертежей, что само по себе являлось серьезным нарушением правил постройки, но и без гвоздей. Местное руководство пришло к выводу, что строение не выдержит такого количества зерна и развалится, погубив тем самым 10000 тонн зерна. 10 мая 1931 г. его осудили на три года лагерей. Однако вместо лагерей Юрий Васильевич был привлечен к работе в образованном в Новосибирске специализированном бюро №14 по проектированию угольных предприятий. Там он проработал до августа 1932 г., успев получить патент и авторское свидетельство в области горношахтного оборудования. Им были опубликованы статьи по ряду специальных проблем: ускорение и облегчение проходки шахт с опалубной механизацией бетонных и породоуборочных работ, хранение бетона высокого сопротивления и постоянной крепи шахтных стволов, железобетонный копер.
Еще работая в Бюро №14 Ю.В. Кондратюк ознакомился с условиями конкурса на эскизное проектирование мощной Крымской ветровой электростанции (ВЭС), объявленного Наркоматом тяжелой промышленности (Наркомтяжпром). Проект станции был выполнен в соавторстве с П.К. Горчаковым и Н.В. Никитиным, будущим создателем Останкинской телебашни в Москве. На конкурсе проект был призван лучшим. В 1937 г. на горе Ай-Петри в Крыму по подготовленным рабочим чертежам началось строительство фундамента станции. Однако уже в 1938 г. было принято решение о прекращении проектирования и строительства мощных ветровых электростанций. В связи с этим в последующие два года Ю.В. Кондратюку пришлось заниматься проектированием малых опытных ветровых электростанций в Проектно-экспериментальной конторе ветроэлектростанций (ПЭКВЭС). Надо отметить, что только сейчас, спустя полвека человечество начинает возвращаться к идее использования ветра, как экологически чистого источника энергии.
22 июня 1941 г. началась Великая Отечественная война. До сих пор неизвестно, как и когда закончилась жизнь Юрия Васильевича Кондратюка. Достоверно известно, что

4 июля 1941 г. он записался в ряды народного ополчения и служил в роте связи 2-го стрелкового полка Дивизии народного ополчения Киевского района Москвы. 7 июля полк отправился на фронт и занял оборону в 150 км от Москвы. 3 октября 1941 г. бойцы народного ополчения, зачисленные к тому времени в состав Красной Армии, вступили в бои с немецко-фашистскими войсками.
Дальнейшая судьба Ю.В. Кондратюка покрыта тайной. Некоторые сослуживцы в своих воспоминаниях называют 3 октября 1941 г. датой его гибели. Однако более поздние исследования позволили установить, что еще в январе 1942 г. Кондратюк получал денежное довольствие в военской части, о чем свидетельствует его личная подпись в раздаточной ведомости.

Судьба Александра Игнатьевича Шаргея удивительна и трагична. Он был самоучкой, но сейчас его работы признаны во всем мире, и он по праву стоит в ряду пионеров мировой космонавтики.