Преодоление стресса футурошока посредством формирования системного мышления молодёжи

Миловзорова Мария Николаевна,

кандидат философских наук, доцент,

БГТУ «ВОЕНМЕХ» им. Д.Ф. Устинова

Щёголев Евгений Николаевич,

БГТУ «ВОЕНМЕХ» им. Д.Ф. Устинова

ПРЕОДОЛЕНИЕ СТРЕССА ФУТУРОШОКА ПОСРЕДСТВОМ ФОРМИРОВАНИЯ СИСТЕМНОГО МЫШЛЕНИЯ МОЛОДЁЖИ

Изменения, происходящие в рамках национальных государств, осуществляются в контексте глобальных тенденций. Глобализация на современном этапе развивается по сценарию гибридной войны как необходимого средства обеспечения высокого уровня потребления для наднациональных элит и элит государств-носителей системы ценностей Запада (theWest) за счет эксплуатации ресурсов традиционных и названных ими «неразвитыми» стран (theRest).В этих условиях особые требования должны предъявляться, во-первых, к качественным параметрам системы образования и, во-вторых, к качеству информационного «питания» детей и молодёжи.

В настоящее время эти два важнейших фактора представляют собой Сциллу и Харибду, между которыми необходимо умудриться пройти для того, чтобы сохранить способность к системному мышлению. Системное мышление – такое мышление, при котором все смысловые единицы, которыми оперирует психика человека, взаимосвязаны друг с другом и взаимообусловлены. Именно системное мышление задаёт вектор развития творческого потенциала личности, в том числе и потенциала научно-технического творчества, остро востребованного в период движения к формированию «креативного класса, обладающего способностью реализовать потенциал инновационного развития» [5, с.4]. В условиях экономики знаний конкуренция государств за представителей креативного класса возрастает [5, с.85].

Рассмотрим риски устойчивого развития цифрового общества.Развитие новых информационных технологий повлекло за собой мощное воздействие на сознание человека. В результате мы наблюдаем формирование устойчивой зависимости человека от информационных технологий, занижение роли человеческого фактора в принятии решений, не только обыденных, но и управленческих [4, с.12].

В июле 2017 года в программе «Цифровая экономика Российской Федерации» были определены восемь направлений развития цифровой экономики в России: государственное регулирование; государственное управление; информационная инфраструктура; информационная безопасность; исследования и разработки; кадры и образование; умный город; цифровое здравоохранение. Практически все сферы жизни человека переводятся на цифровую платформу. Об этом же есть раздел в Указе Президента РФ «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» от 07.05.2018.

Следует обратить внимание на то, что в программе содержится аксиома о том, что трудовая (включая учебную) деятельность гражданина фиксируется в его цифровой персональной траектории развития. К 2020 году доля трудоспособного населения, имеющего цифровую запись персональной траектории развития, прогнозируется равной 10%, а к 2025 году эту долю планируют увеличить уже до 80% [1]. В то же время численность населения городов, участвующих в концепции «50 «умных» городов России» к 2020 году предполагается 25 млн. человек, к 2025 прогнозируется удвоение этого показателя до 50 млн.человек [1]. Эти данные показывают тенденцию к всеобъемлющему контролю за каждым гражданином цифрового общества. Те, кто будет пытаться уклоняться от такого контроля, де факто будут занимать в обществе маргинальные позиции [4, с.13].

В работе А.А. Зиновьева «Фактор понимания» показано, что именно изобилие искусственного интеллекта, чрезмерное захламление им жизненного пространства человека стало «мощной социальной основой колоссального занижения суммарного уровня человеческого интеллекта» [2, с.508].

Можно даже предложить гипотезу о «цифровом отборе» (который, в отличие, от дарвиновского закона, трудно назвать «естественным»), в результате которого адаптироваться к требованиям инновационной экономики смогут стать лишь те, кто готов постоянно обучаться и развиваться, кто сможет понять и принять, что предыдущие его достижения в определённой мере обесцениваются в условиях интенсификации смены технологий. Главным образом это можно связать с фактором, который принято называть «Законом времени», согласно которому частоты «биологического времени» и частоты «социального времени» вследствие интенсификации научно-технического прогресса не совпадают. Если ранее технологические уклады, по Н.Д. Кондратьеву сменяли друг друга каждые 50 лет (с вероятным «нахлёстом» в пределах 10 лет), то есть в течение смены 2-х поколений, то с конца 1980-х годов интенсивность смены технологий резко возросла, и на протяжении смены одного поколения (среднее значение 25 лет) наблюдаются уже десятки новейших технологий, требующих изменения мировоззрения для их восприятия. Графическое изображение данной ситуации напоминает тахикардию. Иу многих наших современников происходит стресс, «футурошок», по Э. Тоффлеру. Они привыкли к тому, что обучение их когда-то было завершено, пусть даже и увенчалось дипломом с отличием или ученой степенью, но после этого не предпринималось каких-либо попыток к дальнейшему развитию. Однако современные условия требуют постоянной гибкости интеллекта, высокой мотивации к обучению на протяжении всей жизни.

Основная проблема формирования «креативного класса» заключается, вероятно, в том, что сегодня цифра всё интенсивнее вытесняет живое слово, ограничивая возможности развития творческого потенциала человека, в результате чего происходит качественная трансформация интеллекта человека. В результате мы можем наблюдать массовые проявления клипового мышления (mosaicthinking, по Э.Тоффлеру), отрицающего системное мышление как таковое. В клиповых формах когнитивной сферы отражение свойств объектов происходит без связей между ними. Обладателей клипового мышления характеризует неспособность сохранять концентрацию внимания на длительное время, работать с семиотическими сложными структурами, следовательно, критический анализ у них практически отсутствует, существенные трудности они испытывают тогда, когда необходимо делать обобщения, формировать выводы, умозаключения, а также запоминать большие фрагменты информации. Память у них работает в краткосрочном режиме. Чувство сопереживания и рефлексии выражено слабо. Среди неутешительных последствий клипового мышления всё чаще констатируется медицинский диагноз –«цифровое слабоумие» (digital dementia).

Г. Маркузе верно диагностировал массовую «атрофию способности мышления схватывать противоречия и отыскивать альтернативы» [3, с.103]. И такая дисфункция интеллекта результатом имеет рабство, поскольку всякое освобождение неотделимо от осознания рабского положения, а информационное воздействие как раз препятствует такому осознанию [3, с.9]. А немногочисленные «элитные» кадры, пригодные к выполнению прорывной инновационной деятельности, сегодня отбирают, в частности, методом церебрального сортинга. Однако этот селекционный (можно даже сказать, евгенический) путь не способен решить существенную проблему кадрового голода и стратегическую задачу формирования «креативного класса». Здесь необходима система всеобщего доступного качественного образования, без деления на «элитное» и «массовое». Именно такая система образования, в исторической ретроспективе созданная в СССР, и была предпосылкой освоения космоса и многих других фундаментальных научных открытий и радикальных инноваций.

В краткосрочной перспективе существует необходимость государственного регулирования медиапространства, проявления политической воли, способной формировать адекватное полноценной здоровой (нравственной и физической) жизни граждан информационное поле, в котором появятся предпосылки для возникновения и развития системного мышления у нынешних и будущих граждан. Однако в долгосрочной перспективе ведущую роль в охране детей и молодёжи от вредоносного информационного «питания» играет институт семьи, поэтому защита института семьи является приоритетной стратегической задачей любого государства, претендующего на суверенитет и бескризисное развитие.

Список литературы

  • 1.Программа «Цифровая экономика Российской Федерации», утверждена Распоряжением Правительства РФ №1632-р от 28.07.2017 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://static.government.ru/media/files/9gFM4FHj4PsB79I5v7yLVuPgu4bvR7M0.pdfДата обращения:14.05.2018.
  • 2.Зиновьев А.А. Фактор понимания. М. : Алгоритм, Эксмо, 2006. 528 с.
  • 3.Маркузе Г. Одномерный человек. Пер.с англ. М.: REFL-book, 1994. 368 с.
  • 4.Миловзорова М.Н., Щёголев Е.Н. Риски устойчивого развития цифрового общества // Устойчивое развитие: теория и практика: Международный электронный журнал www.yrazvitie.ru, вып.1 (20), 2018. С.12 –19.

5.Стратегия 2020: Новая модель роста – новая социальная политика. Итоговый доклад о результатах экспертной работы по актуальным проблемам социально-экономической стратегии России на период до 2020 г. // Ведомости, 15.03.2012. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/library/articles/2012/03/15/tekst_strategii2020Дата обращения: 11.02.2018.