Ключи от Ноосферы

По поводу известной фразы из «Манифеста коммунистической партии» об устранении противоречий между городом и деревней в народе ходила такая шутка: «В результате стирания различий между городом и деревней в СССР начисто стерлась деревня». Финальная стадия этого процесса произошла уже в эпоху «катастройки». Вместе с селом горе-реформаторы стерли с карты мира и сам Советский Союз.

Очевидно, что города и веси – это сообщающиеся сосуды, а процессы урбанизации и рурализации – качели. Взлетает одно плечо, опускается другое. Оазис мегаполиса немыслим без окружающей его антропопустыни. Если, по Максу Веберу, дух капитализма порождает крайний индивидуализм обитателей каменных джунглей, то дух социализма вызревает в земледельческо-небодельческой культуре села.

Англичанин смотрит на мир как на фабрику,

француз как на салон, немец как на казарму,

русский как на храм. Англичанин жаждет

добычи, француз – славы, немец – власти,

русский – жертвы.

Вальтер Шубарт «Европа и душа Востока»

О том, насколько важны органы зрения для всего живого, очень пронзительно высказался в работе «Феномен человека» французский палеонтолог Пьер Шарден. В прологе с характерным названием «Видеть» есть такие строки: «Стремиться видеть больше и лучше – это не каприз, не любопытство, не роскошь. Видеть или погибнуть. В такое положение поставлено таинственным даром существования все, что является составным элементом универсума». Неутолимая жажда видеть широко и далеко вынудила нашего пращура принять вертикальное положение и поднять свои глаза от земли к небу. Так Природа глазами человека стала созерцать и познавать самою себя. В духе Шардена мыслил и его предтеча «московский Сократ» Николай Федорович Федоров. Совокупными усилиями поднять человеческое сознание на космическую высоту – такова центральная, осевая мысль в его «Философии Общего Дела».

Сама идея цефализации-головизации человека, т.е. подъем сознания по ступеням гениальности, пассионарности, святости и т.д. имеет глубокие исторические корни. Ее можно узреть и в ветхозаветном рассказе о «лестнице Якова», и в настольной книге монахов под названием «Лествица, возводящая к небесам», и в пушкинском «Пророке». Разный взгляд на мир открывается людям, стоящим на верхних и нижних ступеньках эскалатора духа. Эту качественную разницу земных и небесных мироощущений через образы «жирного пингвина» и «гордого буревестника» гениально отобразил в поэме о буревестнике Максим Горький.

Ниже дано описание проекта под условным названием «Ноосферная долина». В этом проекте осуществляется прививка калифорнийской плодовой веточки на отечественный подвой. Корневая система этого подвоя представляет собой нейроподобную сетевую инфраструктуру, или, проще говоря, соборный разум жителей города, района или всей области. Действующим нейроном этого воплощенного общественного сознания может стать творческая личность любого социального статуса, возраста, пола, образования и достатка.

В обществе давно созрели условия для того, чтобы представители гуманитарных и общественных наук могли спокойно покинуть свои кабинеты и заняться разработкой социальных инноваций в самой гуще народной жизни. Подобно Байконуру или Плесецку, Ноосферная долина будет служить им добротным испытательным полигоном. Чтобы выделить наиболее важные этапы, которые просматриваются на пути реализации проекта, его описание сделано схематично, крупными мазками. Следуя давней традиции, в описание были включены следующие пункты:

Ощущение потребности в новации;

Постановка проблемы;

Выдвижение основной идеи для решения проблемы;

Разработка конкретных средств для реализации основной идеи;

Создание опытной модели, испытание, доводка, запуск в серию;

Местом расположения Ноосферной долины выбрана деревня Ключи Сасовского района Рязанской области. Это малая родина философа Общего Дела Николая Федорова. Давайте посмотрим, чем же будет отличаться воскрешаемое сельцо Ключи от обласканного властью Сколково.

Ощущение потребности в новации. «Оранжевое небо, оранжевое море…» в этом припеве популярной когда-то детской песенки перечисляется все то, что любо и дорого сердцу ребенка. То, что волнует и тревожит душу человека взрослого также можно, по аналогии, пропеть в воображаемой «Зеленой песенке», а именно: зеленая каска, зеленый змий, зеленый доллар, зеленое знамя веры, зеленая (юная) история, зеленый (незрелый) разум. В этом ряду символически отражены приоритеты обобщенных средств управления странами и народами – военного, генетического, экономического, технологического, хронологического и методологического. История холодной войны показала, что государство, у которого нет хотя бы одного из этих защитных слоев, не может чувствовать себя в полной безопасности. Все это плюс вызовы глобализации вынуждают руководство страны спешно выстраивать комплексную систему обеспечения безопасности. И здесь очень важна поддержка снизу, со стороны широких народных масс. Но, к сожалению, в российской глубинке нет той организационной структуры, которая могла бы сформировать и возглавить народное ополчение, как это было во времена Минина и Пожарского.

Постановка проблемы. Все живое на планете, включая человечество, имеет свои уровни организации. В такой градации как предобщество – общество – сверхобщество становится видно, что элементарной культурно-исторической ячейкой, наделенной групповым интеллектом и волей, является не семья, а самоуправляемая община, живущая в отдельном населенном пункте (деревня, село, город). Все известные ныне региональные цивилизации стали успешными благодаря тому, что были возведены на добротном общинном фундаменте. Верно и обратное: за угасанием общинного духа народа неизбежно следовал и закат его некогда могучей и неповторимой цивилизации. По сообщениям СМИ, более тридцати деревень ежемесячно исчезает с карты Российской Федерации. Пережив на своем веку не одну напасть в виде набегов, смут и революций, нынешняя деревенька-кормилица и солдатка оказалась совершенно беззащитной перед незримой оккупацией заморского общества потребления, которое берет в полон не тела, а души. Перед сатанинской силой мамоны не смогли устоять ни Российская Империя, ни СССР. Как победить эту гидру о шести головах? Выход один – превратить русскую деревню и поле в плацдарм, надежно защищенный на всех приоритетах обобщенных средств управления.

Выдвижение основной идеи для решения проблемы. Экологи утверждают, что чем больше видовое разнообразие экосистемы, тем более она устойчива. Чтобы это понять, достаточно сравнить между собой жизнестойкость лугового растительного сообщества и засеянного монокультурой поля. Эта аналогия вполне применима и к социуму. Чем выше сословное и классовое разнообразие общества, чем более оно пронизано вертикальными и горизонтальными связями, тем быстрее на ее теле заживают раны, нанесенные войной, эпидемией, голодом. Сравните между собой тот срок, за который восстановилась после мировой и гражданской войн многоукладная Россия, со сроком, что поднимается с колен бывшее государство рабочих и колхозников. Очень хорошо, что сегодня у нас появилось сословие новых русских мещан, восстанавливается слой купечества и духовенства, наливается силой казачество. Но почему ни кто не подает голос о возрождении класса служилых людей – дворянства? Неужели к этому благородному сословию общественное мнение автоматически причислило всех вороватых чиновников и продажных политиков, оборотней в погонах и свадебных генералов, героев желтой прессы и гламурных тусовок? Конечно же, нет. Честных и благородных людей не на словах, а на деле доказывающих свою любовь к Родине, у нас много. И надо дать им шанс законным путем оформить свои взаимоотношения с родным государством. Если кого-то раздражает слово «дворяне», то его можно, подражая поэту Велемиру Хлебникову, трансформировать в красивый неологизм:

Это шествуют творяне

Заменивши д на т

Ладомира соборяне

С Трудомиром на шесте

Все-таки наши предки были мудры, называя представителей ратного, интеллектуального и управленческого труда дворянами-творянами, ибо понимали, что великая любовь к Отечеству вырастает из детской любви к родному дому, двору, имению.

Разработка конкретных средств для реализации основной идеи. После шумной кампании, проведенной на телевидении, многие из нас стали понимать, что ЕГЭ для школьников необходим. А вот как объяснить людям, что подобный ЕГЭ нужно устраивать и для взрослых. Для чего это нужно делать? Чтобы общество знало – кто есть кто. И заниматься этим должна не какая-то частная социологическая конторка, а государственная система измерения и контроля элитарности, или институт социальной квалиметрии. Процедура тестирования, как сдача донорской крови, должна быть делом добровольным. Не хочешь быть паном – не надо. Но люди, которые идут во власть, в политику, в силовые структуры, должны периодически подтверждать свой EQ– коэффициент элитарности. Зачатки этого института в государстве есть. Если пройтись по шести приоритетам обобщенных средств управления, то в военной сфере по количеству наград и медалей можно выделить лучших защитников, в области охраны здоровья и спорта отметить чемпионов страны и мира, в экономике найти лучших хозяев и хозяек, и т.д. Если просуммировать все коэффициенты, полученные конкретной личностью при тестировании, и установить проходной балл, то мы сразу отсеем зерна от плевел. Появятся реальные кандидаты в протодворяне.

Создание опытной модели. Существует байка о том, как американский промышленник Генри Форд пришел к идее конвейерной сборки автомобилей. Эта идея осенила его, когда он посетил мясокомбинат своего приятеля. Посмотрев на работу механической машины смерти, Форд подумал, что если запустить конвейер в обратную сторону, а вместо мяса и костей животных на ленту конвейера положить узлы и детали автомобиля, то через некоторое время на выходе появится резвый железный конь. Фордовская система поточно-массового производства, основанная на применении стандартизации, типизации и конвейеризации производственных процессов, вполне применима и к процессу обучения и формирования автономного, саморазвивающегося коллектива специалистов, способного стать ядром научной школы, административной команды, коммерческой фирмы и т.д. Освоить технологию конвейерной сборки универсального коллектива для постиндустриальной деревни может любое крупное учебное заведение. Технология состоит из двух этапов: формирование и обучение автотрофной общины и перенос ее из вузовской теплицы на естественный полигон (хутор, деревня, село) для испытания и проверки ее на прочность, гибкость, мудрость. Понять, чем автотрофная община отличается от своего прототипа – общины русской, поможет образ салтыково-щедринского мужика, что смог двух генералов прокормить. В автотрофной общине эти генералы не только поставлены на довольствие, но и работают по своему прямому назначению. Промышленный генерал управляет в общине трудом индустриальным, а генерал от образования командует производством интеллектуального продукта. А в целом таких генералов в общине восемь. Более подробно о структуре автотрофной общины можно узнать на сайте Академии Тринитаризма (www.trinitas.ru/rus/doc/avtr/01/1607-00.htm).

Испытание модели. Во времена КПСС идеологической подготовке студентов уделялось серьезное внимание. Полученных знаний вполне хватало, чтобы любой специалист мог активно противостоять идеологиям более мелкого калибра. Случайно вляпаться в какую-то там тоталитарную секту он по определению не мог. Каждый выпускник вуза обязан был сдать государственный экзамен по научному коммунизму. По этому поводу ходил анекдот, в котором внук-атеист накануне сдачи столь важного экзамена задает своей верующей бабушке сакраментальный вопрос: «Скажи мне, ба, коммунизм – это наука или религия?». «Религия это, внучек, религия», - отвечает та. И уточняет: «Если бы коммунизм был наукой, то его сначала проверили на добровольцах». Этот ответ богомольной старушки должен учитываться при формировании автотрофной общины. Только добровольцы должны входить в ее состав. Желательно с каждым из них заключить контракт на весь период проведения эксперимента. В нашем случае – это время смены одного поколения другим (20-25 лет). Та община, которая без ощутимых потерь пройдет испытание огнем, водой и медными трубами реальной сельской жизни, получит долгожданный диплом, или патент, в котором будут определены все права и обязанности новых русских дворян. Священное же их право и обязанность – первыми выступать на защиту отечества – будет прописано у них в сердцах.

Доводка модели. Перед запуском космического корабля еще на земле в программу полета закладываются параметры его будущей орбиты. Если по какой-то причине он не выйдет на заданную траекторию, то в программу вводятся дополнительные команды, устраняющие отклонение от нормы. Аналогично будет корректироваться и траектория полета автотрофной общины. Своеобразной орбитой, на которую должна подняться община, станет тот уровень социально-экономического и, что особенно важно, духовного развития, что были достигнуты крестьянским миром воскрешаемой деревни в лучшие годы советского или царского периода (количество населения, площадь обрабатываемой земли, валовой продукт, демография, экология и т.д.). Кораблю, на котором община отправится в свое путешествие во времени, дано условное название – креаторий. Креаторий – это постиндустриальная деревня с интеллектуальными домами, умными улицами и мудрыми переулками. Созвучие с крематорием выбрано не случайно. В креатории сгорит все то греховное, что раньше мучило и угнетало человеческую душу. Это будет настоящее чистилище для людей порочных, лживых, ленивых, утративших комплексы стыда, совести и сострадания. Для человека с Богом в душе и с царем в голове креаторий станет олимпийской деревней, которая поможет раскрыться его дарованиям, организует восхождение на вершину социального идеала и благополучия. Добровольный архипелаг Гулаг - такой образ может сложиться о креатории у читателя-пессимиста, НИИЧАВО братьев Стругацких, возразит ему любитель научной фантастики, отшельник усмотрит в нем черты монастыря, почитатель старины – дворянского гнезда. И все это будет правдой. Более подробная информация о креатории есть в книге «Космическая деревня» (www.trinitas.ru/rus/doc/avtr/01/1607-00.htm).

Запуск в серию. Кадры решают все. Это необходимое условие для успешного претворения в жизнь любой смелой идеи. Откуда черпать кадры для рекрутирования добровольцев, выразивших желание возвратиться к праху предков? Вариантов может быть множество. Вот некоторые из них:

- Использовать проверенный временем опыт сельской взаимопомощи, существовавший в царской России (совместные «помочи», складчина, толока и прочие оперативные методы концентрации усилий большого количества работников в нужном месте и в нужное время);

- Использовать богатую советскую практику (шефство над селом крупного городского предприятия, организации, учреждения, партийные призывы по типу 25-тысячников во времена коллективизации, посылка долговременных научно-исследовательских экспедиций вроде тех, что использовались при освоении Арктики и Антарктики, методы формирования за линией фронта крупных партизанских соединений и пр.);

- Придание деградирующей деревне статуса ТОРа (территории опережающего развития;

- Создание Фонда возрождения села, на базе которого комплектуется, обучается и технически вооружается сельская община (религиозная, экологическая, земледельческая, спортивно-оздоровительная, смешанная и пр.). По окончанию «учебки», ее отправляют воскрешать убитую российскую деревню;

- Создание межвузовского образовательного пансионата по типу Сочинского «Сириуса», только для взрослых, этакий «Superstar-60+», Дом Творчества для бабушек и дедушек;

- Создание межобластного научно-исследовательского общежительного центра высоких социальных технологий с условным названием «Ноосферная долина Нечерноземья - Ключи»);

-Давайте на примере крупнейшего вуза Рязани – радиотехнического университета покажем, как, не нарушая его основную образовательную деятельность, расширить арсенал его функциональных опций, включив в них и древнерусскую толоку, и советское шефство, и современный хай-тек, и будущий хай-хъюм – прогрессивные социальные технологии.

Итак, с момента своего образования (1951 год) вуз подготовил свыше 70 тысяч специалистов. Карьерный рост этой массы выпускников можно представить в виде колоколообразной функции с законом нормального распределения. На одном ее краю (3-5 процентов) – это зеленая молодежь, которая еще не нашла себя в профессии. Им все равно, чем заниматься, лишь бы было весело и интересно. На другом краю – это ветераны, которые по разным причинам уходят из профессии. Это бесценный кладезь творческого опыта и житейской мудрости. Вот этот контингент (старые и малые) потенциальный ресурс для формирования новой сельской элиты. С ней можно реально работать. Также есть несколько социальных групп, для которых умная постиндустриальная деревня станет не школой выживания, а подарком судьбы. Вот некоторые из них:

- Живущие вдали от населенных пунктов дачники, садоводы, огородники;

- Горожане, покинувшие когда-то деревню и мечтающие вернуться назад:

- Военнослужащие, увольняющиеся в запас:

- Молодые специалисты, не имеющие жилья в городе:

- Осужденные за неумышленные или незначительные преступления;

- Соотечественники из стран дальнего и ближнего зарубежья:

Если возродить практику студенческих строительных отрядов, то за четыре трудовых семестра у каждого малоимущего выпускника вуза будет в кармане свой честно заработанный первоначальный капитал в форме недвижимости (дача, коттедж, родовое поместье). Всю командно-управленческую нагрузку по приему и обустройству на новом месте могло бы взять на себя старшее поколение выпускников.

Рекогносцировка на местности. Недалеко от места рождения Николая Федорова расположено Сасовское летное училище. У этого учебного заведения славная история. Как авиашкола первоначального обучения пилотов оно было сформировано весной 1943 года в Иссык-Куле. Через два года из предгорий Тянь-Шаня ее перебазировали поближе к линии фронта, т.е. в Сасово. После войны оно начинает готовить пилотов для гражданской авиации. Причем не только для нашего отечества, но и для стран Азии, Африки и Латинской Америки. Одним из ее выпускников был летчик-космонавт, командир кораблей «Восход» и «Союз-1» Владимир Комаров. Лихие девяностые нанесли училищу (как и всей отечественной гражданской авиации) сокрушительный удар. Чтобы как-то выжить, оно стало готовить специалистов не авиационного профиля. Впереди у него два пути. На одном из них оно утрачивает крылья и обретает ноги, а на другом продолжает готовить боевые экипажи, но не только для авиации, но и для села. Работы на этом поприще ему хватит на много-много лет. Осталось дело за малым - показать областному руководству то место, где хранятся ключи от Царства Божьего, Царствия Небесного.

www.trinitas.ru/rus/doc/avtr/01/1607-00.htm

Так, возможно, будет выглядеть «умное» село Ключи