Эпоха Великого Русского Возрождения как основа старта становления ноосферной России

Санкт-Петербург

  • 1.Актуальность постановки темы доклада

Наша Конференция направлена на раскрытие актуальных проблем истории политики и мысли в России. Конференция посвящена 90-летию крупного отечественного философа, исследователя творчества М.В.Ломоносова, В.И.Вернадского, Д.И.Менделеева, академика Ноосферной общественной академии наук, Почетного профессора Московского университета Ивана Андреевича Козикова, с которым последние 10 лет меня связывает дружба на «почве» общих интересов в современном развитии учения о ноосфере В.И.Вернадского.

Вашему вниманию предлагается доклад на тему «Эпоха Русского Возрождения как основа старта становления ноосферной России».

Данная тема выдвигается мною не случайно. С 2005 года мною разрабатывается научная идея о существовании «Эпохи Русского Возрождения» (XVIII– XXIвв.), которая появившись в «пространстве» всемирной истории почти на 400 лет позже по отношению к «Эпохе Западноевропейского Возрождения», является в определенном смысле её историческим оппонентом, неся в себе ноосферно-космическую направленность исторического самоутверждения человека на Земле и в Космосе. В 2008-ом году мною была опубликована специальная капитальная научная работа «Эпоха Русского Возрождения в персоналиях (Титаны Русского Возрождения) – I» [1], а в этом, 2018-ом году, – монография «Ноосферная Россия: стратегия прорыва» [2], в которой была представлена теоретическая система аргументации, что единственная стратегия развития российской цивилизации в XXI веке – это Ноосферный Прорыв [3], становление Ноосферной России, реализующей, на основе Ноосферного Экологического Духовного Социализма и научно-образовательного общества, единственную модель устойчивого развития – управляемую социоприродную эволюцию.

Следует помнить одну глубокую мысль Ф.М.Достоевского, высказанную им в «Дневнике писателя» [4, с. 274]: «…народам дороже всего – иметь идеалы и сохранить их и что иная святая идея, как бы ни казалась вначале слабою, непрактичною, идеальную и смешною в глазах мудрецов, но всегда найдётся такой член ареопага и «женщина именем Фамарь», которые ещё изначала поверят проповеднику и примкнут к светлому делу, не боясь разрыва со своими мудрецами. И вот маленькая, несовременная и непрактическая «смешная идейка» растёт и множится и под конец побеждает мир, а мудрецы ареопага умолкают».

  • 2.Уникальность России как евразийской цивилизации

В настоящую, «смутную» эпоху, когда царствуют в мыслительном пространстве России западничество, либерализм и подражание «европейскому» и «англо-американскому», т.е. «европейничанье» по Н.Я.Данилевскому, а им противостоит духовное сопротивление народа и патриотической интеллигенции, и идет, не умолкая, дискуссия о самоидентификации России, особо важно понять «что есть Россия», и от этого понимания почти на сто процентов зависит будущее России в XXI веке.

Николай Яковлевич Данилевский, пожалуй, первым из русских мыслителей научно аргументировано в своем основном труде «Россия и Европа» в 70-х годах XIX века показал, что Россия не есть Европа, также как она и не есть Азия, а есть самостоятельная цивилизация, абсолютно не похожая на романо-германскую цивилизацию Европы, обладающая своим социокультурным архетипом.

Россия есть исторический синтез Востока и Запада на протяжении многих тысячелетий, но особенно проявившийся в последнем тысячелетии. Если рассуждать в логике гегелевской диалектической триады < «тезис антитезис à синтез>, то тогда «Европа» («Запад») – «тезис», «Азия» («Восток») – «антитезис», а Россия – «синтез», диалектически снимающий в себе, как противоположности, и «Европу – Запад», и «Азию – Восток».

Ядром России, ее исторической самоидентификации как самостоятельной цивилизации выступает русская культура и «русская цивилизация», русский этнос. Почему именно русский народ стал основой евразийского синтеза под названием «Россия»?

С.Валянский и Д.Калюжный в работе «Понять Россию умом» так отвечают [5, с. 178]:

«Россия – это симбиоз народов, это синтез различных культур, это сплав, родивший общее мировоззрение и общий образ жизни. Возьмите, например, песни поволжских народов. Их поют на разных языках, но сколь они схожи мелодичностью. А ведь песни есть отражение духовного мира народа. Это ли не результат слияния, за тысячелетия совместной жизни, внутренних миров славянских, тюркских и угро-финских народов этого региона? Русские и казанские татары находят общий язык гораздо легче, чем русские и поляки, хотя те и другие – славяне.

Цивилизация – общность людей, объединенных не только похожестью образа жизни, культуры, но и общностью духовных миров, общностью своего мировоззрения и структурой шкалы фундаментальных ценностей.

…[способностью] формировать общую цивилизацию, как это происходило в России, обладает далеко не любой народ! Поскольку разноплеменность и разноязычность были характерны для русского государства во все времена его истории, мы к ним привыкли и не считали «инородцев» чужими. Русскому всегда было чуждо чувство этнического превосходства. Впрочем, и религиозного тоже: в течение более чем тысячи лет русский мир жил рядом и вместе с миром ислама; мы научились жить вместе».

Русский народ, русский человек обладает свойством, причем свойством уникальным, выделяющим его из народов мира, которое Федор Михайлович Достоевский назвал «всечеловечностью». В речи о Пушкине он говорил 8 июня 1880 года: «Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только… стать братом всех людей, всечеловеком, если хотите… Для настоящего русского Европа и удел всего великого арийского племени так же дороги, как и сама Россия, как и удел своей родной земли, потому что наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей. Если захотите вникнуть в нашу историю после петровской реформы, вы найдете уже следы и указания этой мысли, этого мечтания моего… будущие грядущие русские люди поймут уже все до единого, что стать настоящим русским и будет именно значить: стремиться внести примирение в европейские противоречия уже окончательно, указать исход европейской тоске в своей русской душе, всечеловеческой и всесоединяющей… в конце концов, может быть, и изречь окончательное слово великой, общей гармонии…»[4, с. 536].

  • 3.Противостояние двух разных «Эпох Возрождения»

Европа и Россия – две равновеликие исторические сущности, но разные. Европа пошла по пути индивидуализма, индивидуалистической свободы, индивидуалистической цивилизации. У истоков это пути стоит «Эпоха Возрождения», которую я называю «Эпохой Западноевропейского Возрождения», потому что эта «эпоха» исторического дело, в первую очередь, Западной Европы. Результатом этого дела стал западноевропейский капитализм и как его «дитя», сотворенное европейцами на американском континенте, американский (англо-американский) капитализм.

Эпоха Западноевропейского Возрождения, если к ней отнести и XVIII век, как век Просвещения, охватывает исторический период с XIV по начало XIX века.

Ее «стержнем» было устремление к индивидуалистической, буржуазной свободе, прославление «физической телесности» человека. Собственно говоря, песнь физической телесности человека (например, в картинах Микеланджело) незаметно перешла в буржуазную песнь тела чревоугодничающего, «тела гедонистического» (например, у Рубенса). Протестантская реформация, охватившая Англию и Германию, в целом север Европы, находится в «прометеевской» логике развертывания этой эпохи. Именно она породила тот «капиталистический дух» европейского индивида, о котором писал М.Вебер,и который безжалостно расстался с последними остатками своей религиозности ради «наживы денег».

«Нажива денег как самоцель противопоставляется всякому непосредственному их потреблению, «освобождается от всяких эвдемонистических или гедонистических точек зрения…»[6, с. 607]. Индивидуалистический капиталистический дух Запада, который породился Эпохой Западноевропейского Возрождения, носил империалистический (экспансионистский) характер. А.Дж.Тойнби, подводя итог исторической логике развития Запада, заметил, что «Запад способен гальванизировать и разъединять, но ему не дано стабилизировать и объединять… можно заключить, что человечество не сможет достичь политического и духовного единства, следуя западным путем. В то же время совершенно очевидна насущная единственная альтернатива миру – самоуничтожение, к чему подталкивают человечество гонка ядерных вооружений, невосполнимое истощение природных ресурсов, загрязнение окружающей среды…» [7, с. 597, 598].

Начало XXI века демонстрирует окончательное исчерпание потенциала развития, заложенного Эпохой Западноевропейского Возрождения.В начале ХХ-го века капитализм, на фоне доминирования финансового капитала и финансовой капиталократии, породил империализм, как высшую стадию своего развития по В.И.Ленину,перешедший в последнюю фазу глобальный империализм.

Возрожденческий Западноевропейский гуманизм, обретя в XIX веке содержание буржуазного гуманизма, переродился в ХХ веке и в начале XXIвека, в империализм, часто трансформирующийся в те или иные формы фашизма. Глобальный империализм на рубеже ХХ-го и XXI-го веков столкнулся с «критикой» со стороны Бытия человека и Природы в их единстве, т.е. с «онтологической критикой» [8, 9], в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы.

Обозначился исторический, в форме глобальной экологической катастрофы Тупик в развитии Западной цивилизации, экологический тупик в развитии капитализма и его механизмов и ценностей – рынка, денег, частной собственности, индивидуализма, свободы, понимаемой как «свобода наживы» и «свобода безграничного потребления». Одновременно, этот «Тупик» может трактоваться, как и экологический Предел ценностям Эпохи Западноевропейского Возрождения.

Но в Истории человечества есть еще одна «Эпоха Возрождения», противостоящая по своей ценностной базе Эпохе Западноевропейского Возрождения, Эпоха Русского Возрождения, которую я считаю возможным назвать и Эпохой Великого Русского Возрождения.

Понятие Эпохи Русского Возрождения мною введено в 2007 году. Думаю, что эта новация имеет под собой глубокие основания и задуманный мною «сериал» книг под общим названием «Эпоха Русского Возрождения в персоналиях (Титаны Русского Возрождения)» [1] является определенной формой доказательства права на жизнь этого понятия в русской культурологии, в русской философии и в философии истории России и всего мира.

Эпоха Русского Возрождения зарождается в начале XVIII века, с деятельности Петра Великого, и, по моей оценке, продолжается в начале XXI века. Ее завершение – переход России, а вслед за нею и человечества, к «ноосфере будущего» – к управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и образовательного общества, к Ноосферному Духовному Экологическому Социализму. Этот переход и означает становление Ноосферной России [2].

Эпоха Русского Возрождения – явление всемирно-историческое и резко отличающееся от Эпохи Западноевропейского Возрождения, настолько же резко, насколько это проявилось в различиях Западной и Российской (русской) цивилизаций.

Эпоха Русского Возрождения изначально устремляется к раскрытию «космической телесности» человека, к его Ответственности за все сущее на Земле, к всемирности и всечеловечности, о которых, как о качестве русского человека говорил Ф.М.Достоевский.

Ее почвой служит Русский Космизм в его глубоком, цивилизационном, вневременном понимании.

В 1999 году я писал:

«Русский космизм есть вневременное явление русской культуры. Характеристика «вневременности» русского Космизма используется автором для того, чтобы подчеркнуть его как качество всей истории русской культуры и культуры России соответственно, по крайней мере, восходящее к древнерусским памятникам культуры, таким как «Повесть временных лет», Ярославская «Правда», «Слово о полку Игореве», вся летописная культура, живопись Феофана Грека и Андрея Рублева[…]. С.С.Аверинцев пишет о феномене национальной психологии «насквозь характерном, насквозь историческом», в системе которой понятие «Святая Русь – категория едва ли не космическая», в которой проявляются космические масштабы: в некотором смысле «быть… всем миром» (пространственно-временные масштабы) – «большое время» Бахтина[…]…» [10, с. 144, 145].

Мною показано, что в хронотопическом макромасштабном генезисе русского Космизма «скрываются источники генезиса своеобразного «голографизма» русского сознания, восходящего к «голографизму» космического видения древних русичей, глубоко чувствовавших подобие между «малым» и «большим» в космоустроении Вселенной и мира человека. Космос Природы как бы повторяется во внутреннем Космосе человеческого Бытия, даже его жилища» [10, с. 147]. Я подчеркивал, «что для русского космического чувства характерно чувство дружественности Космоса, несмотря на все случающиеся социоприодные трагедии». «Русский космизм по своим социо- и этногенам […] оптимистичен, выступает неким сотворцом с Природой, и как коллективный Творец коллективной, соборной русской души формирует культуру радости и красоты[…], культуру сотворения и общего дела, которое получает уже позже в трудах Н.Ф.Федорова[…] поистине русский космически-мажорный масштаб» [10, с. 147].

  • 4.Три цикла Эпохи Великого Русского Возрождения

Эпоха Великого Русского Возрождения условно делится на три вековых цикла:

петровско-ломоносовский («романтический»): 1720 – 1820гг.;

пушкинский («универсальный»): 1820 – 1920гг.;

вернадскианский («ноосферно-космический»): 1920г. – конец в XXIвеке.

Петровско-ломоносовский цикл Эпохи Великого Русского Возрождения назван мною так в честь императора Петра I, получившего название Великого, и Михаила Васильевича Ломоносова. Петр Iстоит у истоков проекта создания русской Академии наук и университета, продолжателем и великим реализатором которого стал М.В.Ломоносов. По некоторым данным, М.В.Ломоносов был его незаконнорожденным сыном.

Уже в этом цикле Эпохи Русского Возрождения проявились его интегративно-космическая, синтетическая форма выражения. М.В.Ломоносов не только стал гением русской науки, её синтетическим выражением, но и первооткрывателем русской грамматики и русской словесности, русской истории, противостоящей её норманнской версии Г.Ф.Миллера,русским поэтом и живописцем, созидателем технологий горного дела, основателем ряда экспедиций в Сибирь и на Север, первооткрывателем производства русского фарфора и т.д. Он был универсален, энциклопедичен. Его творчество сразу определило его значение как Титана Русского Возрождения и задало высокую планку творческого порыва к космическим высотам познания и свершения русского человека. Первый цикл Эпохи Великого Русского Возрождения украшают такие разные имена, творящие в разных областях, как И.Т.Посошков, Г.Р.Державин, А.В.Суворов, А.Н.Радищев, Е.Р.Дашкова (Воронцова), А.Т.Болотов и другие.

Пушкинский цикл Эпохи Великого Русского Возрождения назван так мною в честь Александра Сергеевича Пушкина,не только великого русского поэта, но и великого русского мыслителя, личности космопланетарного масштаба, личности универсальной, по поводу которой Н.В.Гогольсказал в 1834 году, что это идеал русского человека, который будет достигнут только через двести лет.

В «Объяснительном слове по поводу печатаемой ниже речи о Пушкине» Ф.М.Достоевскийв «Дневнике писателя» писал: «Третий пункт, который я хотел отметить в значении Пушкина,есть та особая характерная и не встречаемая кроме него нигде и ни у кого черта художественного гения – способность всемирной отзывчивости и полнейшего перевоплощения в гении чужих наций, и перевоплощения почти совершенного. Я сказал в моей речи, что в Европе были величайшие художественные мировые гении: Шекспиры, Сервантесы, Шиллеры, но что ни у кого из них не видим этой способности, а видим только у Пушкина. Не в отзывчивости одной тут дело, а именно в изумляющей полноте перевоплощения… Повторяю, не на мировое значение Шекспиров и Шиллеров хотел я посягнуть, обозначая гениальнейшую способность Пушкина перевоплощаться в гении чужих наций, а, желая лишь в самой этой способности и в полноте ее отметить великое и пророческое для нас указание, ибо […] способность эта есть всецело способность русская, национальная, и Пушкин только делит её со всем народом нашим, и, как совершеннейший художник, он есть и совершеннейший выразитель этой способности, по крайней мере, в своей деятельности…

Народ же наш именно заключает в душе своей эту склонность к всемирной отзывчивости и к всепримирению и уже проявил ее во вседвухсотлетие с петровской реформы не раз» [4, с. 533].

Продолжая эту мысль Достоевского,я хочу отметить, что только всечеловечность русского народа, русской – российской цивилизации, а русская – российская цивилизация по этому основанию может быть названа всечеловеческой, могла породить такую универсальность русского гения, которую так выпукло, так ярко и творчески продемонстрировал Александр Сергеевич Пушкин.

В выше упомянутой речи Достоевский говорил: «Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа», – сказал Гоголь. Прибавлю от себя: и пророческое. Пушкин как раз проходит в самом начале правильного самосознания нашего, едва лишь начавшегося и зародившегося в обществе нашем после целого столетия с петровской реформы, и появление его сильно способствует освещению темной дороги нашей новым направляющим светом. В этом-то смысле Пушкин есть пророчество и указание»[4, с. 523].

Пушкин есть пророчество и указание универсально-русское, воплотившее в себе главные ценностные основания и устремления русского космизма. Но одновременно в Пушкине сконцентрировались таланты предыдущих поколений древа его генеалогии, восходящего к времена Александра Невского,которые не могли не воплотиться в универсальном гении русского мыслителя.

«Мой предок Рача мышцей бранной

Святому Невскому служил;

Его потомство гнев венчанный

Иван IV пощадил.

Водились Пушкины с царями;

Из них был славен не один,

Когда тягался с поляками

Нижегородский мещанин.

...

Под гербовой моей печатью

Я кипу грамот схоронил

И не якшаюсь с новой знатью,

И крови спесь угомонил.

Я грамотей и стихотворец,

Я Пушкин просто, не Мусин,

Я не богач, не царедворец,

Я сам большой…»,

писал с гордостью поэт [11, с. 493, 494].

Именно здесь лежит ответ об особом феномене русской универсальности, воплощенной в Александре Сергеевиче Пушкине. И эта универсальность, которая порождена логикой эволюции русского космизма, определяет содержание «пушкинского цикла Эпохи Великого Русского Возрождения». Этот цикл представлен такими Титанами Русского Возрождения, кроме А.С.Пушкина, как Н.В.Гоголь, Ф.М.Достоевский, Н.Ф.Федоров, Д.И.Менделеев, А.Н.Энгельгардт, В.В.Докучаев, Ф.И.Тютчев, К.Н.Леонтьев, А.И.Герцен, Н.И.Пирогов, Н.Г.Чернышевский, Л.Т.Толстой, К.П.Победоносцев, Н.Я.Данилевский, А.П.Чехов, А.М.Бутлеров, И.И.Срезневский, К.Д.Ушинский, И.М.Сеченов, К.А.Тимирязев, В.С.Соловьев и др.

Примером универсально-космического прорыва в мировидении является творчество Николая Федоровича Федорова, создавшего философию «Общего Дела», поставившего, может быть впервые в истории человеческой мысли вопрос «о регуляции» отношений Человека и Природы. В «Записке от неученых к ученым русским, ученым светским, начатой под впечатлением войны с исламом, уже веденной (в 1877 – 1878гг.), и с Западом – ожидаемой, и оканчиваемой юбилеем преп. Сергия» Федоровписал: «Расхищение лесов грозит также и Америке, подобно России, засухами и ливнями, т.е. тем самым, чем Австралия уже страдает по природе своей страны и чем объясняется чрезвычайное колебание в вывозе хлеба из этой части света. Китаю Тибет грозит наводнениями, а степь засухами; Южная Африка страдает от излишней влаги, а Западная – от безводия. Все это требует, или, вернее, вопиет о регуляции, и, по-видимому, приходит время, когда сами обстоятельства вынудят, наконец, континент вступить на историческое поприще и внести в общую жизнь и свое; а своим для континента может быть только регуляция» [12, с. 111]. Здесь мы прямо наблюдаем предвосхищение более, чем за полвека, ноосферного учения В.И.Вернадского.

Нельзя не упомянуть исключительную роль творчества двух гигантов русской науки на рубеже XIX и ХХ веков – В.В.Докучаева и П.А.Костычева.Именно благодаря их трудам было создано научное почвоведение, универсальное для всех почв. В.В.Докучаев предложил генетическую теорию почвообразования,которая резко повысила планку теоретической рефлексии над столь сложным образованием, каким является почва – фундамент витального базиса человечества. В.В.Докучаев писал: «В природе все – красота; все эти враги сельского хозяйства – ветры, бури, засухи и суховеи – страшны нам лишь только потому, что мы не умеем управлять ими. Они – не зло; их только надо изучать и научиться управлять ими, и тогда они же будут работать нам на пользу»[13, с. 105]. Здесь мы наблюдаем перекличку с мыслью Н.Ф.Федорова о социоприродной регуляции и с мыслью Ф.М.Достоевского: «Красота спасет мир». В пространстве научной школы В.В.Докучаева созрел научный гений В.И.Вернадского.

Третий цикл Эпохи Великого Русского Возрождения я назвал «вернадскианским». Это есть вершина космо-ноосферной направленности Русского Возрождения.Учение о ноосфере итожит научное творчество его автора – В.И.Вернадского, ученого-энциклопедиста, воплотившего в себе универсальность масштабного взгляда на мир М.В.Ломоносова и А.С.Пушкина, как знаковых фигур, чьи фамилии стали основой названия первого и второго циклов Эпохи Русского Возрождения. К этому циклу я отнес творчество таких Титанов Русского Возрождения, как В.И.Вернадский, К.Э.Циолковский, Н.А.Морозов, А.Л.Чижевский, Н.И.Вавилов, М.Горький, В.В.Маяковский, М.А.Шолохов, Л.М.Леонов, С.П.Королев, И.В.Курчатов, Н.Г.Холодный, И.А.Ефремов, Л.С.Берг, С.Н.Булгаков, П.А.Флоренский, Н.Д.Кондратьев, П.А.Сорокин, А.В.Чаянов, П.Н.Гумилев, Н.Н.Моисеев и другие.

Эпоха Великого Русского Возрождения в начале XXI века предстает как Предтеча эпохи Ноосферного Прорыва России и человечества в XXI веке, и одновременно как «стартовая площадка» для становления («взлёта») Ноосферной России в XXI веке.

На фоне первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы и соответственно действующего императива выживаемости человечества в XXI веке ноосферно-космическая устремленность совокупного интеллекта (совокупного разума) российской цивилизации, как цивилизации «всечеловеческой», обретает форму Ноосферизма – и как ноосферно-ориентированного синтеза всех наук, и как желаемого состояния системы «Человечество – Биосфера – Земля» в виде управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и научно-образовательного общества или, что тоже самое, Ноосферного Экологического Духовного Социализма.

Ноосферно-ориентированный синтез наук был заложен самим творчеством В.И.Вернадского, тем синтезом, который вершился в его работах на протяжении более чем 60 лет. Можно сказать, что пушкинская, всечеловеческая универсальность в нем получила мощное развитие. Причем генетический подход, который составил основу научного мировоззрения и научной методологии В.В.Докучаева, у В.И.Вернадского получает дальнейшее развитие, он прикладывает его с целью осознания всей научной картины мира, которая подводит человечество к ноосферному мировоззрению. Он подчеркивает, что главным для современной науки являются не вопрос «зачем» («телеологический взгляд, основанный на провидении, на промысле божьем») и не вопрос «как» («изучение природы, как целого»),а вопрос «почему» («причинного объяснения явления…») [14, с. 287]. Анализируя методологические основания научного творчества Гете, как естествоиспытателя, он замечает: «Так как Гете оставляет вопрос почему в стороне, то для него исчезает следствие генетического происхождения…» [14, с. 287]. Сама история науки, история производства знаний т.е. системогенетика науки, для В.И.Вернадского, – основа для такого ноосферно-ориентированного синтеза знаний. Я эту линию в «Ноосферизме» воплотил через её системогенетические основания, через системогенетику ноосферы или ноогенетику [15].

Но с другой стороны, Ноосферизм несет в себе обоснование «идеала будущего» в виде ноосферного Экологического Духовного Социализма, в форме ноосферного бытия ноосферного человека, который научается управлять социоприродным развитием.

Эпоха Великого Русского Возрождения уже заявила о себе Великий Русской Социалистической Революцией и «советской цивилизацией», просуществовавшей с 1917 по 1993гг., прорывом русского человека в лице Юрия Алексеевича Гагарина в космос 12 апреля 1961 года, расцветом космической науки и развитием советской космонавтики, космопланетарным – ноосферным поиском отечественных умов в ХХ-ом веке и в начале XXI века.

И.Д.Афанасенков работе «Экономика и Духовная Программа России» (2001) замечает: «В Русском культурном и историческом мире сохранилось нравственное осуждение стяжательства. Россия осталась страной, где производство благ и мера накопления индивидуального капитала подчинены удовлетворению натуральных потребностей товаропроизводителей, власть денег ограничена… Культура России выработала альтернативный тип активной предпринимательской деятельности без ставки на индивидуализм и наживу… Поэтому хозяйство воспринимается как результат свободы творчества, явление духовной жизни, а дух хозяйства – за историческую реальность» [16, с. 378].

  • 5.Эпоха Русского Возрождения – стартовая площадка для становления Ноосферной России

XXI век ставит вопрос о переходе на основания ноосферного хозяйства и ноосферного общества. Россия всем укладом своей духовно-материальной жизни, всей историей своей культуры, породившими Эпоху Великого Русского Возрождения, прорыв человечества к социализму, наиболее предуготовлена к ноосферному историческому созиданию в XXI веке.

Мною концепция Эпохи Русского Возрождения аргументируется через призму описаний творческих свершений наиболее ярких её представителей, что позволяет раскрыть логику становления духовно-научного потенциала для Ноосферного Прорыва в XXI веке в России, для перехода современной России в новое цивилизационное качество, которое может быть названо как «Ноосферная Россия».

В.Т.Пуляев в разделе «От В.И.Вернадского к А.А.Ухтомскому и Л.Н.Гумилеву: поиск новой парадигмы развития и познания» писал:

«Вспоминая имя и учение В.И.Вернадского, сразу на память приходят мысли о Космосе, Земле, Биосфере, Ноосфере, Разуме человеческом. Чем больше проходит времени, чем дальше продвигается вперед наука, тем ярче раскрывается значение научного подвига В.И.Вернадского. Без учения В.И.Вернадского о биосфере и биогеохимических процессах, без его идей о роли живого вещества в жизни нашей планеты нельзя осуществить решение современных глобальных проблем. Если бы В.И.Вернадский оставил нам всего лишь свою гениальную догадку о ноосфере, то и это было бы достаточно, чтобы поставить его в ряд великих ученых мира» [17, с. 65].

Е.П.Борисенков обратил внимание на необходимость новой востребованности концепции биогеохимических циклов В.И.Вернадскогодля описания механизма обеспечения динамической целостности Биосферы, а также идеи В.И.Вернадского об использовании роста углекислого газа в атмосфере как «удобрения» для развития биосферы, для роста растений и лесов. Но с этой целью надо не уничтожать леса, а наоборот, опережающими темпами их высаживать [17, с. 198]. Продолжая гармоническую линию учения о ноосфере В.И.Вернадского, В.Ю.Татурзаострил внимание на целевой и одновременно научно-мировоззренческой установке, «чтобы движение к Ноосфере стало осмысленным, сознание человека должно стать целостным, т.е. исключающим в самом методе принятия решения свою обособленность, отделенность от природы, частью которой реально является человек, как природнотелесное существо» [17, с. 224].

Мысль о системном синтезе всего корпуса знаний человечества, о переходе человека к новым формам целостности своего бытия, в которых бы смогла развернуться, пока еще исторически дремлющая, потенция человеческого разума как некоей космо-биосферной функции, периодически в том или ином облике (в более или в менее рефлексированном и «отшлифованном» виде), появлялась неоднократно, но особенно ярко она проявилась в творчестве Карла Маркса и Владимира Вернадского. У Маркса она возникла в контексте диалектической логики исторического материализма, системогенезиса капитала.

Прорыв человека к дремлющим силам своей родовой сущности у Маркса было связано с понятиями социализма и коммунизма, которые рассматривались как «царство истинной свободы», становление которого связано с окончанием «предыстории человечества» как формы такой истории, которая «двигалась», не будучи ему подвластной, в логике классовых противоречий, неравенства в распределении общественного богатства, отражающего эксплуатацию «небольшой кучкой» одних, кому принадлежит капитал и средства производства, остальных, обреченных трудиться на эту «небольшую кучку», присваивавшей себе результаты их труда.

Прогноз Маркса о прорыве к новой целостности бытия рождался из диалектической логики отрицания стихийности социального развития внутри системы оснований социального развития человечества в рыночно-капиталистической форме. В этом прогнозе Маркса вытекал и его «подпрогноз» о становлении единой науки, объединяющей естествознание и науку о человеке, которая становится единой наукой и о природе, и о человеке.

Уже в прогнозе Маркса имелось предвидение, что будущая «истинная История человечества» состоится на базе науки как главной производительной силы, как силы планирования и управления социально-экономическим развитием.

Творчество Владимира Ивановича Вернадского, с одной стороны, предстает как некое подтверждение прогнозу Маркса о синтезе единой науки, о прорыве к новым формам социального бытия человечества, а, с другой стороны, как новый синтез, отражающий диалектическое отрицание прежних форм бытия человечества уже не в социальной, а в социоприродной логике развития человечества в его единстве с Биосферой и системой Земли как «планетарного организма».

Творчество Вернадского протекало на фоне глобальных исторических катаклизмов, потрясших основания человеческой истории в первой половине ХХ века: революция в России в 1905-1908гг.; первая империалистическая война 1914-1918гг., Великая Октябрьская Социалистическая революция в 1917 году и последовавшая за ней гражданская война в России 1918-1922гг., вторая империалистическая война 1939-1945гг. и Великая Отечественная война в СССР против фашистской Германии в 1941-1945гг. Научный социализм после Октябрьской революции превратился в социальную практику в СССР.

Размах Истории, ламинарное течение которой во второй половине XIX века, вдруг ускорилось, приобретая характер бурного, турбулентного потока, наложил отпечаток на творчество Вернадского.Его масштабность, универсальность, энциклопедичность, глубина совершаемого синтеза диктовались внутренними потребностями развития человечества, чей прометеевский пафос приобрел мощные энерго-преобразовательные возможности.

Учение о ноосфере имеет внутренний системогенез в логике самого творческого синтеза Вернадского. Глубокие синтезы, которые он выполнил в области науковедения, кристаллохимии, геохимии, биогеохимии, учения о биосфере, геологического эволюционизма, истории культуры, социологии сельского хозяйства и других, обеспечили ему логический шаг к осуществлению ноосферогенетического синтеза наук.

Учение о биосфере и ноосфере Вернадского на полстолетия предвосхитило постановку глобальных проблем. Уже тогда, в 20-х – 30-х годах, оно обозначило альтернативу капиталистической (или империалистической) глобализации, которую можно назвать ноосферной или ноосферно-социалистической. Собственно говоря, как первая мировая война, так вторая мировая война, могут рассматриваться как военные глобальные конфликты двух империалистических глобализаций – англо-американской и германской. Вторая мировая война стала уже одновременно и ареной борьбы капиталистической (империалистической) и ноосферно-социалистической альтернатив глобализаций.

При знакомстве с перепиской В. И. Вернадского в годы Великой Отечественной войны создается ощущение, что он прозревал это эпохальное столкновение проноосферных и антиноосферных глобальных сил (фашизм им относился к такой глобальной антиноосферной силе).

Наша эпоха – эпоха начала XXI века – особенно трагична. Становление человечества как планетарного организма, погруженного в систему положительных и отрицательных обратных связей, произошло.

Рыночно-капиталистическая слепая, стихийная форма хозяйствования, на фоне энергетической цивилизации человечества ХХ века, выявила свой экологический предел, представший, в моей оценке, в форме первой фазы Глобальной Экологической Катастрофы.

Природа уже подписала смертельный приговор капитализму и рыночно-капиталистическому человечеству. Схемы мировой финансовой капиталократии, рожденные ей подчиненной и её обслуживающей наукой, включая и доклады Римского клуба, направленные на установление Нового Мирового Порядка с сохранением глобального капиталистического неравенства с вывозом ресурсов в США и страны Западной Европы, являются утопическими. Они не могут дать выход человечеству из пропасти его возможной капиталистической гибели по экологическим причинам в XXI веке. Наступил не Конец или Финал Истории в форме установления либерального капитализма на вечные времена, как провозгласил в своем манифесте Ф.Фукуяма,а Конец рыночно-капиталистической цивилизации Запада, ее глобально-экологический Финал.

Человечеству Природой предъявлен «императив выживаемости» как императив перехода к новым формам бытия – ноосферизму (ноосферному, экологическому, духовному социализму). Именно в рамках этого императива в начале XXI века особенно актуализируется творческое наследие В.И.Вернадского, особенно – учение о биосфере и ноосфере, их современное развитие.

Россия – родина первого прорыва человечества к социализму. Россия – родина русского космизма, давшего миру таких титанов мысли как М. В. Ломоносов, Н. Ф. Федоров, Д. И. Менделеев, Н. Е. Жуковский, К. Э. Циолковский, А. Л. Чижевский, А. П. Королев, В. И. Вернадский.Россия – родина первого человека, взлетевшего в Космос и облетевшего вокруг Земли, Юрия Гагарина. Поэтому Россия неслучайно стало и родиной учения о ноосфере В. И. Вернадского.

В настоящее время Россия переживает историческую трагедию, иногда приобретающую черты исторического фарса. Она, эта трагедия, отражает историческую тупиковость рыночно-либерально-капиталистических идеалов, которые были положены в основание стратегии исторического реформирования,начиная с 1991 года, с «эпохи Б.Н.Ельцина». На самом деле эта стратегия обернулась стратегией Запада по превращению России в свой сырьевой придаток с одновременным процессом умерщвления коренного населения (в результате энергетического удушения экономики и сельского хозяйства).

Новое понимание ноосферогенеза в XXI веке связано с моделью ноосферы как управляемой социоприродной эволюции на базе общественного интеллекта и научно-образовательного общества.

Научно-образовательное общество и есть та модель ноосферного общества, в которой образование становится «базисом базиса» духовного и материального воспроизводства, обеспечивающим опережающее развитие качества человека, качества общественного интеллекта и качества образования как главное условие сформулированной выше «модели ноосферы». Общественный интеллект предстает как управление будущим со стороны общества как целого, как единство науки, культуры и образования, обеспечивающее высокое качество такого управления.

Проблема управляемости социоприродной динамической гармонией – ведущая проблема ноосферогенеза XXI века. А она может быть решена только при доминировании планово-экономических начал, общественной собственности, глобальной социальной справедливости в распределении ресурсов.При этом, управляемость не отрицает расцвет творчества людей, а наоборот, её предполагает.

Ноосферизм – это не только новая модель бытия, социоприродного гомеостаза, но и новая философия, новая научная картина мира, новое качество человека. В этой философии понимание природы как Самотворящей Природы, Природы – Пантакреатора, понимание не только бытия человека, но и Бытия вообще, как креативного бытия, становится важнейшим онтологическим основанием. Илья Пригожинзаметил: «Пассивная Вселенная не способна порождать созидающую Вселенную».

История ставит тест человеческому разуму.

В. И. Вернадский очень глубоко осознавал ту меру мужества, которая необходима интеллекту, разуму, чтобы искать истину и правду. Человечество сможет спасти только мужество его разума.

Жизнь разума Вернадского – яркий пример такого мужества, которое особенно необходимо все честной российской интеллигенции.Будем же следовать этому великому примеру, не страшась усталости и правды, как бы она тяжела ни была.

Россия снова поднимает знамя духа и правды, знамя стратегии выхода человечества из исторического тупика через Ноосферный Экологический Духовный Социализм.

Состоявшаяся эпоха со дня рождения Владимира Ивановича Вернадского по геологическим меркам – мгновение, по меркам истории человечества – мгновение более широкого масштаба, но все равно мгновение, а вот по меркам человеческой жизни – большой период. В него вместился весь ХХ век с его победами и поражениями, взлетами созидающего человеческого духа и падениями падшего человеческого духа, отягощенного страстями обогащения, сребролюбия, власти, наслаждения, с его высокими образцами достижений культуры и масштабами разрушений, плазменными призраками, сжегшими жизнь сотен тысяч людей, ядерных взрывов вХиросима и Нагасаки.

Мир замер в начале XXI века перед будущей историей. Космос требует от человечества нового научного синтеза и новых социальных прорывов. Космос – живой и безграничный – создал человеческий разум на Земле не случайно. Он (разум) – его (Космоса) функция.

И учение о ноосфере Вернадского,вернадскианская революция в их современном развитии вооружают человечество и его коллективный разум для нового прорыва, для нового этапа оразумления биосферной эволюции, в котором человеческий разум, бережно относясь к её интенциям, сумел бы раскрыть потенциал будущей социоприродной гармонии – основы будущего становления человечества и России.

Поистине все на Руси свершается по законам дружбы, сотрудничества, взаимопомощи. На этом стояла Русь – и будет стоять вечно! И основой этого стояния становится Ноосферная Россия!